ubasti: (Default)
Посуду никто не хочет прийти помыть?
Я чувствую, что не слой пыли на всей поверхности квартиры, кроме клавиатуры, не клубки шерсти Шефки, не одинокие носки, отлеживающиеся на полу вторую неделю и не стопки пепла вокруг стола доведут меня цугундера в форме уборщицы, а именно посуда. Я просто опасаюсь, что произойдет природный катаклизм, если это так продолжать.
***И о хорошо забытом старом )
ubasti: (leff)
Когда мне было лет 14, мы решили делать дома ремонт, собственными силами. К собственным силам были привлечены мамины художники, сделавшие нам чудесную кухню в кирпичик, а к тому же и близкие родственники как то моя сестра, которая меня лет на 15 уже тогда была старше. Однажды в перерыве от трудов наших тяжких мы присели на кухне, мама разлила себе и сестре по хорошему коньячку, и они закурили. Посмотрев на них с искренним отвращением, я изрекла, как выяснилось много лет спустя, банальную фразу подростков: "Я вот никогда не буду ни пить, ни курить". Мама с сестрой на мгновенье замолчали, потом по кирпичикам кухни разбежался их истерический гогот, и сестра сквозь слезы мне выдавила: "Насчет курить это конечно вопрос открытый, а вот насчет пить..." Ну а продолжение известно.
Ремонт тогда принес нам еще много разнообразных радостей, но суть совсем не в этом.
С тех пор много птиц не долетело до середины Днепра, пришел день, и обедаю я сегодня с подругой и ее 14-летним сыном. Сын, как полагается приличному сыну такого возраста, маму воспитывает на предмет куренья.
Но суть и не в этом.
Суть в том, что смотрю я на это и говорю: "Когда я была в твоем возрасте..."

Где, где мой верный пистолет…
ubasti: (Default)
Кого, судя по всему, спиногрызами звали, и мне больно и страшно об этом узнавать, а меня в детстве называли, в числе прочего, репкой, да.
И я бы не стала злоупотреблять этой информацией.
***
А вообще я хочу суши.
ubasti: (Default)
Вообще я где-то в чем-то люблю это место. Люди бывают тут разные, ничего такие. Впрочем, они везде есть – в умеренных-то количествах. Места опять таки есть красивые, если знать. Но главное, конечно, есть море – и, как оказалось, пешком пять минут. Ну десять от силы. На метле вообще смешно считать.
А там море, то есть, есть с кем поговорить на понятном нам обоим языке. Ветер нежно оближет со всех сторон. Зеленоватый оттенок кожи сменится на «Вы живете в Эйлате?». То есть, есть счастье.
***
А потом приходят матки.
***
Я порочная натура все же – кому-то яблочки, персики, а я пью, курю, и люблю красивых мужчин.
Но мне за другое зачтется.
***
А шрам так и не исчез.
ubasti: (Default)
Красная икра и полдня на чистом английском языке это бальзам на мою истерзанную душу.
***
Я в обтягивающей футболке, говорят, травмирую окружающих. Хорошо, больше не буду.
***
В скитаниях по Теляви обнаружила два чудесных магазинчика полной хуйни. В Дизенгоф-центре внизу обитает большущий магазин, который там уже давно, но прекрасным он сделался только сейчас. С разными деревянными поделками, большими грустными слониками и Буддами, светом-зеркальцем, кушетками, стульями, шкатулками, сундуками, подушками, подсвечниками, и конечно, свечками, то есть, вообще со всем, что срочно нужно. Есть, конечно, куча ненужной хуйни, но ничто не идеален.
А на самой Дизенгоф был замечен малюсенький магазинчик осколков прошлого – ручные мясорубки из детства, позолоченный микроскоп, самовары, подсвечники позапрошлого века, станок для пряжи или как его там, и прочее чудесное и старинное, тоже, кстати, остро необходимое.
Вспомнилась незаметная крошечная лавочка из сказки в Турции, на которую мы, как всегда, наткнулись совершенно случайно и зачарованные бродили там часа два, как малые дети. Собрав силу воли в один общий кулак, вышли только с одним яйцом, кстати. Только за эту сказку я готова простить Турции ту мерзкую поездку.
***
А вообще я сейчас просто сдохну от усталости. Но это, дорогая редакция, с нами не впервые.
ubasti: (Default)
Жизнь не сахар, прям скажем.
Пью Балтику 9, чтобы заснуть в детское время. Пока эффект нулевой, кроме подтверждения хорошо известного моему организму факта, что пиво замечательно заменяет еду.
Вспоминаются (не)счастливые дни пивной диеты…
ubasti: (Default)
И в час его грустной кончины,
В полночь, как свершается год,
К высокому берегу тихо
Воздушный корабль пристает.


Цокая каблуками, благоухая Гуччи и ублажая чьи-то взгляды, выпив свое вино, встретив ненароком в своем маленьком городе давно забытые или нет лица, я возвращаюсь домой, отказавшись от похода в «Абрикос» и «Мушмулу».
А я еще помню те пятницы, когда по каким-то причинам не выходя из дома в поход по злачным местам вечером, я задыхалась. Мне нужно было чувствовать пульс жизни, где-то быть, что-то делать, общаться, чувствовать ее, жизни, вкус. Мне нужно было гулять всю ночь напролет, забывая в угаре о болячках души.
С тех пор прошло ужасно много лет. Болячек безмерно больше, а я живу в центре этого пульса, я – пульс. И каждый вечер полуночная я в небрежном домашнем наряде расслабленно выхожу на променад по Ротшильду с Шефкой.
Я не южанка, я могу позволить себе для этого не краситься.
И рассекая по бульвару, я наблюдаю молодежь – кто-то скромно блюет в сторонке, кто-то горланит неизвестные никому кроме него самого напевы вымерших народностей, кто-то, безвкусно, но парадно разодевшись, пузом рассекает толпу, направляясь в ближайший забитый супер популярный бар, кто-то с кем-то кокетничает, кто-то кого-то бездарно кадрит. Ну а кто-то хорош собой, благоухает и радует глаз и бредет туда же и за тем же. Весь мир выходит потусоваться, показать себя, посмотреть других.
И мне так это все неинтересно, вплоть до того, что я искренне не понимаю, зачем. Я часто этому удивляюсь, но факт. Каблуками я цокаю уже только в память о былом, скорее всего. Да, я могу уехать на край света, собравшись за полчаса, а это все – уже смешно, неинтересно и не нужно.
Неужели я когда-то решу зарастить свои восемь дырок под сережки и вывести татуировку?.. Я же еще не все татуировки сделала.
ubasti: (Default)
Не для того у нас крылья, чтоб ими пол подметать, вот что я скажу.
ubasti: (Default)
Я обживаюсь в этой жизни. Это ужасно, это пугает, это возраст. Налегке теперь – только на тот свет. Последними штрихом стали кастрюльки. Вызывают пока что нездоровый ажиотаж – я готовлю. Боги, я надеюсь, это лечится.
***
Навязчиво хочется в Эйлат, загорать топлесс, пить пиво на пляже, хотя бы не перенасыщенном людьми, читать книжки, думать просто так и бездельничать, просто чтобы узнать, умею ли я еще это делать. В идеале должен быть необитаемый остров с промежуточным вариантом Греции, разумеется, почему приспичило в Эйлат, в условиях задачи умалчивается.
***
Отрада жизни впала в детство и деловито сжевала заметки, сделанные у бухгалтера. Правильно, моя радость, бухгалтер пущай не расслабляется.
ubasti: (Default)
Прошлась по Аленби. В рожках. Ну они в душе всегда при мне, так что ничего особенного.
На улице встречаются одинокие энтузиасты, переодевшиеся неизвестно во что в честь праздника.
Больше всех выделились два товарища мужского пола, конкретно переодетые бабами. Я бы даже сказала, блядями.
И ничего такие ножки.
И выбриты старательно, не то что в «Диве», те ножки со всем прилагающимся я умирая буду помнить.
Но отчего ж кривые они такие...
ubasti: (she)
Вот он, ничем не замутненный разум. В течение месяца я проходила время от времени мимо корявой надписи от руки в одной из витрин заброшенного помещения на Алленби. «Много подарков» гласила надпись. Кстати, эти надписи от руки для меня тоже загадка, насколько сложнее уже это нормально отпечатать на принтере, а то и не приведи господь, в типографии.
Но суть не в этом, конечно.
Помещение ремонтировалось, а мое воображение с легкой руки ничем не замутненного разума каждый раз живо, но недоуменно рисовало мне картины того дерьма, которое уже могут дарить в этом месте города. И вообще с чего дарить-то? Кому?
Так вот сегодня там открылся магазин.
Подарочный, разумеется…
ubasti: (Default)
Да, и правда, поздравим себя, израильскую военщину.


Подробнее... )
ubasti: (she)
Однажды Настик пошел за волной.
Волна никуда не вела, но вспомнилось частично как продавалась я:

  • официанткой - ушла, когда мой долг ресторану превысил максимально возможную месячную зарплату - дня через три

  • пекаршей (?) в пекарне - с уходом, собственно, завязала почти со сладким

  • кем-то, что-то делавшим с данными опросов - смутные, смутные воспоминания

  • частным преподавателем - когда еще знала предмет

  • машинисткой - в помощь студентам

  • телефонисткой 144 - мечта поэта, как выяснилось после моего оттуда ухода

  • секретаршей - сумеречная зона

  • начальником отдела компьютерного обеспечения - лицо фирмы и ХЗ что еще, счастливые были времена

  • вебмастером порносайтов - с текстами фантазия меня подводила, как щас помню

  • вебмастером не-порно-сайтов - и ведь до сих пор где-то в чем-то

  • генеральным директором - а также своей правой и левой рукой

  • переводчиком

  • синхронным переводчиком

  • редактором

  • Что-то такое вроде...
    ubasti: (she)
    Со вселенной вообще или с песенкой "Enjoy The Silence" Depeche Mode в частности, мы уже вышли, судя по всему, на новый уровень отношений.
    Я, слушая песенку по радио: "А следующей будет опять "Enjoy The Silence"
    Радио: "Words like violence break the silence..."
    Будь я суеверной, меня бы уже пугало, что эту песню, так отдельно стоящую в архиве моих воспоминаний юности, я слышу отовсюду уже третью неделю.
    Но я ж не суеверная.
    Вы тама мне чего сказать хочете? Намекаете на что? Мне уже пора куда готовиться, за мной пришли?
    ubasti: (witch)
    С 16 апреля категорически не могу использовать слово "куролесить" в своем лексиконе.
    И не то, чтобы я им когда-либо злоупотребляла, но при переводе отстойного американского сериала о бурных развлечениях тамошней молодежи оно бы совсем не помешало.
    Но не могу, ептить.
    ubasti: (witch)
    Господи, как я сама себя заебала с поисками квартиры, и с квартирным вопросом в частности.
    По мере продолжения поиска я понимаю, сколько мест в Тель-Авиве просто противопоказаны для моего в них проживания.
    А когда-то, спросив друзей, почему, съезжаясь жить вместе, они выбирают тихий Ришон, место проживания девушки, а не бурлящий жизнью Тель-Авив, место проживания, работы и общения юноши, я лишь теоретически поняла ответ о плохих воспоминаниях дамы от Тель-Авива. Действительно плохих, я знаю. Но я не совсем все же понимала, как это работает, притом что она так много времени здесь и так проводит.
    Теперь я понимаю.
    Объявление, проверка адреса на карте и можно гулять дальше.
    Практически вся северная часть центра, привлекательная для меня по всем параметрам, выпадает.
    Площадь имени павшего вождя, особенно по оси Фришман, тоже безнадежна.
    Соседство с моей нынешней квартирой оптимально, но учитывая заботу о здоровье моей нездоровой психики, невозможно.
    Медленно, но верно опции поиска сужаются и остаются отдельные участки вокруг Дизенгоф и Ибн Гвироль.
    Можно, конечно, уехать из Тель-Авива. Или применить агрессивные методы лечения и поселиться как раз в противопоказанных районах. На улочке Ранак, например. Очень тихая, милая улочка...
    ubasti: (witch)
    Совместными усилиями была выведена формула, объясняющая побочный негативный эффект от просмотра кинофильмов в промышленных количествах.
    Это подобно пробуждению в интернате для детей-дебилов и, как следствие, вынужденным размышлениям о причинах своего в нем пребывания.
    ubasti: (30)
    Расстояние это наигнуснейшая вещь. Что слишком близко, что слишком далеко. Ни отодвинуться, ни дотянуться.
    Я по тебе тоже ужасно совершенно очень скучаю, да. Мы обязательно и скоро, да.

    А говорят, что отец капитанской дочки опять вышел в море. Волнуюсь я за море.

    Я кошачьеподобное, владеющее собакой. А доброе слово и собаке приятно, ага.

    А теперь совершенно уже с другой стороны. Сегодня сакраментальный и такой популярный в нашей теплой маленький стране вопрос, слишком часто задаваемый хомам сапиенсам, достигшим половой зрелости, с утра напомнил мне прошлое. Много лет назад, когда я была молодой и красивой, а армейских одежд в моем доме было больше, чем гражданских, как-то, проснувшись с утра выходной пятницы, я узнала ужасное. В доме не было молока. Это до сих пор ужасно, хотя можно было бы уже и привыкнуть, подумают некоторые.
    От армии в моем доме водились белые длинные футболки с длинными рукавами, в которых я обычно очень комфортно ощущала себя дома. Благо маленький магазинчик с вожделенным молоком водился в соседнем со мной доме, я, не мудрствуя лукаво, напялила на себя такую футболку и, не побоюсь признаться, ничего более, отправилась в этот магазин. В доме восторжествовало молоко и ничем бы это утро не стало примечательным на фоне других утер/утр/утров ака моментов моего пробуждения, если бы через пару дней соседка не озадачила маму пламенными поздравлениями. С моим счастливым замужеством.
    Мама вернулась домой в неадекватном состоянии, даже притом что еще в процессе беседы с соседкой поняла, что впечатление свадебного платья в воспаленных мозгах соседей произвело мое армейское нижнее белье на голое тело.
    И в общем то да, если бы, то только так.

    Ад кан.
    ubasti: (Default)
    Обыдно что - что выношенные решения не выдерживают столкновения с действительностью и знаешь это заранее. Собственно еще когда вынашиваешь планы этих решений.

    Ну а по сути незаданного вопроса почему-то вспоминается празднование 2001 нового года.
    В последний вечер 2000 года пребывала я в состоянии дикой ярости, выбранном как меньшее из двух зол - глубокой депрессии и ентой самой ярости вследствие одного телефонного разговора. И ту дикую ярость решено мной было успокаивать собственно избранными продуктами Мексики и Ирландии в неограниченных количествах. Как сейчас помню, в соседней Синераме в тот вечер кого-то пристрелили, но у нас, благодаря моему наличию, было веселее.
    В результате я привела в восторг всех посетителей мужского полу данного клуба, но это-то мелочи и подробности упоминания не стоят. Главное, что тот вечер неминуемо подошел к своему логическому концу и если опустить страааашное утро стрелецкой казни на следующий день, то помню, что где-то с месяц после этого я вздрагивала от каждой улыбки представителя противоположного пола в мою сторону. Само по себе удивительно, что я эти улыбки замечала, поскольку весь месяц я усиленно изучала при ходьбе носки своих туфель. Ну это к плюсам косоглазия, а своим выбором обуви я как раз осталась довольна.
    А все почему? Потому что нет сомнений в том, что все, кто со мной отмечал тот новый год, меня то помнят аж до сих пор, но я естественно лица не помнила ни одного. Но вот все остальное я помнила просто замечательно.

    Но это я так, раздумывала, пережевывая антрикот на завтрак и отбиваясь от милой, но настырной кошки, на него тоже претендующей - откуда ж я знаю молодого человека, что мне так широко улыбался на входе. И о том, как все проходит, думала я.

    Лето, идет лето и я его чую.
    ubasti: (legs)
    Глаза в стиле сволочь.

    Profile

    ubasti: (Default)
    ubasti

    July 2011

    S M T W T F S
         12
    345 6789
    10111213 141516
    1718 19 2021 22 23
    24 252627282930
    31      

    Syndicate

    RSS Atom

    Most Popular Tags

    Style Credit

    Expand Cut Tags

    No cut tags
    Page generated Sep. 21st, 2017 04:02 pm
    Powered by Dreamwidth Studios